НА МАРСЕ

Закат или восход, пока не разберусь,
Сияние небес прозрачно и наивно.
Навстречу Солнцу, я душой стремлюсь,
Но то, что я один, конечно же, обидно.

Ну, что ищу в пустынной стороне?
Кто нужен мне, в безликой акварели?
Но ошибаюсь, и, поклон чужой стране,
Где не звучат на воздухе свирели.

В душе восторг взвился, когда коснулся луч
Невиданной красы архитектуры,
Гармония дрожит в пределах редких туч,
Вернулась, чтобы петь, богине ЭЛЛАУРЕ,

Сияние людей пленяет глаз и душу,
И видно по всему, что радует гостей,
Поскольку вдруг, разглядываешь гущу,
И взрослых, и, конечно же, детей,

Хоть сходства с нами нет в помине,
А ласка и любовь и там и тут,
То кажется тебе, что ты из глины,
А ангельские крылышки растут.
***
Вот и дворец, искрящийся, лучами,
Не отражёнными, рвущихся из стен,
Раскинутою радугой над нами,
И очаровывая блеском райский плен

Иду спокойно, по лучу указке,
И попадаю в залы мощной сказки.
На встречу вышла старшая сестра,
Уж век не видел глаз, — как будто бы вчера.

Я чувствую, что приступ нежной грусти,
Подкатывает к горлу, вот те на…
Протягиваю руки, как к невесте,
И припадаю я, к её ногам.

Ты, что, родимый? Встань с колен Петрика!
Иди, Я обниму тебя любовью нежной,
Мне расскажи, встречал ли, Маринику,
Мне названой сестры, в Сибири снежной

Не видел я её, сестра Лаура,
Но довелось, на краю уха, слышать,
Она стрелою шкодника амура,
Роман уж дописала, но не вышел,

По той причине – скромница она,
Тонка как перст, длинна как фитилёк,
Глазёнки – бусины, хоть рыжая сама,
Пытается меня (шучу), свести с ума.

А в прочем, надо ей помочь.
-Да!
Вероятно, Солнца видит мало,
На днях, бедняжку, ангел вывел в ночь,
Девчонке от чего-то дурно стало.

Теперь она грустна – осиновый листок,
Всё мечется: туда – сюда – обратно…
Земля сестра, для тела – поплавок,
И требует нагрузки, многократно



По облаку стучу ногами я.
Хочу стрясти хотя бы, пару капель
Но пальцем снизу машет мне Земля,
указывая ветром мне на стапель.

На стапеле, яйцо златого цвета.
Отростки Соловьевые на нём,
И Солнце в облака плюётся златым светом,
Так, будто бы плевало день за днём.

И радостно оно сияет на обшивке,
А радость эта достаётся всем,
И даже рыжей маленькой паршивке,
Что постоянно дразнит чёрт — те чем.

Лучи в её глазах, как бог смеются,
Что прожигают насквозь облака,
Ну, погоди! Твои все разойдутся,
И наломаю, рыжая, бока.

Ну, вот уже, все стали расходиться
Она же посмотрела на меня,
Как будто попросила бы напиться.
Не отдыхала девочка три дня.

И взгляды наши будто бы схлестнулись,
В улыбке разлилась её мечта,
и нехотя, спокойно отвернулась.
Да! – понял я, что рыжая не та.

Она как будто стала много строже,
Уверенней походка, тверже взгляд,
И я, в её улыбке стал моложе,
Послал в догонку, молнии разряд

Да! Так устроен Мир!
Мы жертвуем собою.
Лечу на Альтаир,
Лишь капелька с тобою.

Пусть бусенькой в руках,
Твоих, она сверкает,
И теплотой души,
тебя оберегает.

И если дорога,
Тебе частица эта,
Почувствуешь любовь,
Любовь, в строках, поэта

В созвездие Орла, пока меня не ждут,
На Альтаир лечу от острой в сердце боли.
Лишь только там, меня друзья поймут,
Какая тяжесть ты, в моей душевной доле

Хочу в мгновении одном
Собрать Вселенной жизни свет
Обогатить любовью нежной
Тебя, любимая! Поэт.

© Пётр Фэллатом

Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в pinterest
0 0 голоса
Рейтинг статьи
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анна Жданова
Анна Жданова
1 год назад

Интересно пишите,все так красиво, таинственно…

Вадим
Вадим
1 год назад

Поэтичность языка — лехковесная химера, а в душе любовь и вера для седого старика…/ из песни ДДТ /.