ВЛАДИМИР КУКОЛЬНИКОВ: ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ.

Эти две беседы состоялись несколько месяцев назад… Я находился в Чикаго, Владимир – в Москве. 4 часа аудио и 28 листов текста… Владимир успел сам внести небольшие правки в набранный текст, а вот я из-за множества дел так и не успел окончательно обработать текст и выложить интервью в общий доступ… Жаль, что для этого теперь возник такой грустный повод. Изначально я собирался, как всегда, в моей журналистской практике, «причесать» текст. Но теперь я оставил почти все, как было.  

Владимир Алексеевич рассказывает о своей биографии, о деятельности в Космопоиске, о самых интересных исследованиях в области НЛО и контактов с инопланетянами, и о многом другом. Давайте вспомним и пожелаем ему самого светлого пути в Духовном мире…

Владимир Гольдштейн, журналист, ведущий и администратор Проекта «Кассиопея-Ирина Подзорова».

Чикаго, 24 июня 2021 г.

Часть 1.

Гольдштейн: Владимир, расскажите, чем занимается ваша организация, ее цели – возможно, не все наши читатели в теме. Ваша должность и функции в ней, когда она была создана, ее краткая история, сотрудники.

Кукольников: Организация сформировалась в 1997-м году, ее создатель — Вадим Чернобров, при участии Александра Петровича Казанцева. Знаете, такой известный российский писатель, фантаст?

Гольдштейн: Еще бы не знать Казанцева! Один из моих любимых советских писателей-фантастов. Но я не знал, что он стоял у истоков. Это название тоже им было придумано?

Кукольников: Да, непосредственно он сам придумал, и предложил такое название для организации – «Космопоиск». Понятно, что точек приложения очень много в организации, но все-таки основной является уфология. У нас уфологическая организация. Хочу сказать два слова еще о корнях. Вадим Александрович Чернобров – учился в Московском авиационном институте (МАИ), там же преподавал Зигель Ф.Ю., как вы знаете — это наш основной уфолог, с которого пошла вся российская и советская уфология. Он был преподавателем в МАИ, и Вадим Чернобров с ним общался. И я подозреваю, что не в малой степени он тоже его подвигнул на изучение НЛО. Соответственно, когда пришла идея, а это же были 90-е годы, перестройка – пали последние информационные барьеры. То есть до этого тема НЛО подавалась однобоко, с точки зрения только критики, естественно, никаких там гипотез. Наоборот, все гипотезы всячески опровергались, что это могут быть какие-то пилотируемые аппараты и т.д. После 90-х все это стало возможным, и в печати появилось очень много информации, даже был ее переизбыток. Понятно, что с этой информацией нужно было каким-то образом работать. Тогда было принято решение, чтобы не только чужими книгами, кем-то там изданными и перепечатанными (в то время было очень много самиздата), а нужно, именно, самим идти  в народ и собирать информацию, оценивать ее на достоверность и таким образом уже делать выводы на основании собственных исследований. 

Сам Космопоиск состоит из нескольких направлений деятельности. Помимо уфологии есть секторы полтергейст и криптобиология. Есть сектор цереология (те самые «круги на полях»), который как бы немного отдельно от уфологии, хотя каким-то образом между собой они взаимосвязаны. Тем не менее, это направление как бы отпочковалось в самостоятельную деятельность, потому что это очень серьезный вектор работы. У нас в России, фактически, первым начал заниматься цереологией именно В.А.Чернобров, причем не просто какими-то наскоками, а на постоянной основе. Дело в том, что у нас основная зона появления этих кругов –  юг России, Новокубанский район. Поэтому в Новокубанском районе у нас существует постоянно действующий лагерь, который функционирует в период возникновения кругов. В этот лагерь приезжают ребята со всех уголков России и начинают проводить мониторинг местности, независимо от того, участники они Космопоиска или нет. Они приезжают и принимают участие в наблюдении за местностью – чтобы оперативно выехать на эти формации, пока их не затоптали или не скосили, например, те же фермеры. Фермеры очень сильно страдают от этих кругов, так как туда приезжают люди, курят, могут бросить бычок и сжечь весь урожай. Поэтому и происходит соревнование «кто быстрее» – фермеры, которые оперативно перепахивают «круги» или исследователи из «Космопоиска».

Гольдштейн: Скажите – раз мы коснулись кругов, и они мониторят ситуацию – значит, там есть полное понимание того, что эти круги не фальсификат непонятного происхождения?

Кукольников: Естественно, прежде всего, нужно определить аномальной природы формация или нет. Раньше такого не было, или появлялось совсем немного товарищей, которые пытались что-то имитировать. Сейчас, к сожалению все ровно наоборот. Если не ошибаюсь, это было в прошлом году – только одна формация признана более-менее подлинной, а остальные все были поддельные… Есть группы энтузиастов этого движения, и они делают (отминают дощечками на веревках) эти круги. В этом году такое наблюдалось в районе Воронежа – там было небольшое поле, если вы слышали эту историю. Достаточно было запустить квадрокоптер, чтобы понять, что это довольно грубая подделка. То есть все это мнется дощечками и четкость кругов там, вообще, никакая!

Гольдштейн: Так можно же это понять по свойствам стеблей – то, что они не изменены?

Кукольников: Дело в том, что формации появляются уже на созревших или созревающих злаках, то фактически, «имитатор кругов» ломает доской стебли растений. У аутентичных кругов рост растения сохранится. То есть растение не сломано, а просто согнуто в коленцах, но само оно продолжает расти. По формации, которая считалась не поддельной, вдруг весной прошлого года в чистом поле зазеленели контуры пиктограммы, и тогда стало ясно, что она была поддельная. Собственно, механизм был очень понятен – когда человек отминает доской колосья, тем самым он растрясает зерна с колосьев. Естественно, эти зерна попадают в почву, и весной первым делом начинают прорастать.

Гольдштейн: Я этого не знал, очень интересно.

Кукольников: Соответственно, это тоже один из методов, пусть и постскриптум, но, тем не менее, можно определять по таким прорастающим контурам поддельные пиктограммы. Это тоже одна из точек приложения организации, мы занимаемся и кругами на полях. Естественно, есть отдельные энтузиасты, которые занимаются непосредственно темой палеоконтакта, для нас это тоже близко. То есть выезжают на дольмены, мегалитические сооружения, проводят различные исследования. У нас есть еще одно направление деятельности – «Спелеология-Космопоиск». В свое время Вадим Чернобров ею тоже занимался. Если помните, вот эти вертикальные пещеры, которые были найдены в Кабардино-Балкарии, в толще пород там будто пробиты штольни. Причем, сама структура камней – практически идеально ровные шахты, похожие на искусственные сооружения. И внутри они как будто выложены из огромных блоков, типа, как мегалиты в Баальбеке, составляющие самый нижний слой камней фундамента Храма Юпитера. Примерно из таких камней были выложены эти пещеры. Вадим Чернобров был уверен, что эти штольни искусственного происхождения, и даже есть несколько видеофильмов, как туда выезжали и проводили исследования спелеологические экспедиции Космопоиска. Вадим считал, что это производственные или заводские сооружения каких-то древних цивилизаций. По последним исследованиям наших спелеологов, которые в тесной связи со специалистами-геологами, они все-таки склоняются к мысли, что эти пещеры природного происхождения. Разработаны схемы, как подобные пещеры могли образовываться.

Гольдштейн: Скажите, вы упомянули о Феликсе Зигеле, а имеет ли ко всему этому отношение Владимир Ажажа?

Кукольников: Если я не ошибаюсь, они с Зигелем сотрудничали. Лично я ни с кем из них не был знаком, только читал об этом.  Я знаю, что у них были довольно сложные отношения из-за того, что в свое время Ажажа (он же начал свою деятельность с лекций) какие-то материалы брал из исследований Зигеля. И с этими лекциями тоже выступал, что естественно не нравилось Феликсу Юрьевичу, у них был какой-то конфликт. Собственно говоря, самому Владимиру Ажаже я должен сказать большое спасибо. В каком отношении? Дело в том, что именно с его лекций началось мое увлечение уфологией. Я тогда учился в 10-м классе. Он приезжал к нам в город. Всю свою сознательную жизнь я прожил в Пензе. В Москву я переехал 5 лет назад и живу здесь с тех пор постоянно. Но ранее в Москву я ездил регулярно. Дело в том, что я – художник и начал зарабатывать во времена перестройки. Я ездил в Москву и до сих пор реализую здесь те картины, которые пишу. Ажажа приезжал к нам в Пензу с лекцией по уфологии. Эта лекция была перепечатана на печатной машинке (самиздат), и моя мать ее принесла домой. Я ходил на занятия в астрономический кружок при местном планетарии, и было понимание того, что звезды – это очень далеко от нас. А если говорить о каких-то внеземных цивилизациях, которые могут на них предположительно существовать, то было понимание, что я до этой поры не доживу, поскольку расстояния  до них – десятки, сотни световых лет. Чтобы мы смогли до них долететь, должны быть изобретены какие-то звездолеты и прочее, то есть не в моей жизни это произойдет. И не о каких контактах, естественно, мечтать даже не стоит. И вдруг я читаю эту лекцию и выясняется, что по предположениям Ажажи они уже здесь, эти космические корабли пришельцев! Естественно, меня это вдохновило и я начал мониторить всю эту ситуацию. Но серьезно и уже на хорошем уровне я занялся уфологией в Космопоиске.

В Космопоиск я пришел в 2010-м году. Сначала на  форум, там администратором был Сергей Александров, тот самый Сергей Викторович, который сейчас является координатором Космопоиска. Он и был моим первым наставником. Он скорректировал мои уфологические познания, в том числе и по аномалистике. У него достаточно большой багаж знаний. Он работал научным консультантом в журнале «Техника молодежи». Это действительно компетентный человек, знающий космическую технику и представляющий наши возможности по освоению космоса. Я принял решение вступить в Космопоиск, это было уже в 2012-м году. Весной 2012-го года я написал Вадиму Черноброву. Он мне прислал все необходимые материалы – методички и прочее, как сформировать группу Космопоиска в Пензе. Естественно, первым моим желанием было начать работу с оперативных выездов, и пришла идея, как это сделать. Дело в том, что на тот момент уже разносили по почтовым ящикам бесплатные рекламные газеты с объявлениями фирм, различных предприятий. Последние страницы этой газеты были посвящены всякой развлекаловке, в том числе там писались статьи, которые были интересны людям. Я пришел к редактору этой газеты под названием «Наш город» и предложил ему сотрудничество. Говорю: «Разместите объявление о том, что в Пензе появилось отделение Космопоиска». Он пошел мне навстречу. Мы вместе с журналистом, которого он мне выделил, выезжали несколько раз на вызовы (5 раз точно). И этот журналист писал статьи по этим выездам. Это пользовалось широкой поддержкой населения. Если честно, то мне очень повезло, так как 2012-й год был годом активности НЛО, причем по всему миру. Вы знаете, что гипотез активности НЛО очень много, кто-то привязывает к Солнцу или еще к чему-то. Но на самом деле, мы не можем прогнозировать и точно знать все причины, по которым в какой-то год происходит такая активность НЛО. В течение двух месяцев, начиная с сентября, я выезжал на несколько случаев, ни с чем подобным я еще не сталкивался. Это были очень интересные случаи. Например, первый случай был такой: нам позвонила женщина, и мы к ней выехали. У нее было очень интересное наблюдение, там фигурировал гуманоид. Для меня это было нечто непонятное. Это был мой первый выезд. В Пензе есть район под названием Терновка, в основном там частный сектор. Сама эта женщина живет в Пензе, а в Терновке у нее остался дом от родителей. Этот дом они с мужем используют, как дачу. Там она выращивала какие-то сельскохозяйственные культуры…

Поздним вечером, когда небо было темно-синего цвета, но не совсем темное, выходя с дачного участка и закрывая калитку, она обернулась и увидела, что летит прямоугольной объект малинового цвета, вертикальной формы. Этот объект был от нее где-то в 100 метрах. Он снижался и летел в ее сторону. Когда он приблизился примерно до 50-ти метров от нее, у него прогнулись боковые стенки, и он стал похож на трапецию. Высота объекта была около 1-го метра, а внутри она увидела фигурку ростом приблизительно 40 см. Эта фигурка была черного цвета, ноги и руки немного расставлены вдоль тела, как бы в одном таком положении. Она описывала, что поверхность этого объекта как бы покрывала ячеистая сетка цвета графита.

Этот объект подлетел, завис на какое-то время, а потом медленно начал удаляться (уходить) в правую сторону. Она была в шоке и позвонила в редакцию. Куда полетел этот объект, она не проследила, поскольку он скрылся за крышей соседнего дома. Я обратился на местное телевидение на 11-й канал, который смотрят в основном все жители, то есть искал еще очевидцев этого наблюдения. Как только этот сюжет вышел в эфире, позвонила женщина из совхоза Мичурина, который располагается примерно в этом же районе, где-то в 5-ти километрах по прямой. Она буквально оборвала телефон 11-го канала. Говорит: «Давайте мне этого уфолога!». 

Я поехал к ней и выяснил, что действительно, она тоже наблюдала похожее явление. Только там фигурировало 2 прямоугольных объекта и тоже малинового цвета, и они двигались один за другим. Самое интересное – единственное различие было в том, что они не прогибались, и внутри никого не было. Но верхняя часть этих прямоугольных объектов, как бы светилась рассеянным светом. Было такое впечатление, что там находится какой-то источник света. Эта женщина автомобилист и сразу оценила, с какой скоростью они летели – примерно около 40-ка км в час. Эти объекты буквально один за другим пролетели у нее над головой. Она увидела, что они абсолютно плоские. Они пролетели, и удалились в противоположную сторону.

Гольдштейн: А в 2012 году не оказалось какого-нибудь средства под рукой для съемок?

Кукольников: В том-то и фишка, что ничего такого и гаджетов еще не было у людей.

Буквально через неделю, звонит еще одна женщина, она с дочерью из Пензы, район Арбеково. Она смотрела телевизор, который стоял в углу комнаты, рядом с окном и увидела сквозь шторы, что летит что-то оранжевое. Они с дочерью выглядывают в окно и видят классическую летающую тарелку, только там был не один, а два купола, и они располагались рядом друг с другом. 

Она была оранжевого цвета, как раскаленного металла. Объект подлетел к ТЭЦ (тепловая электростанция), там у нее находятся трубы. Этот объект завис над трубами ТЭЦ и выпустил вниз конусообразный луч. По их описанию этот луч был интересен тем, что как будто трап раскатали. То есть структура этого луча состояла как бы из полосок. Объект выпустил сегментированный луч, но до земли он не дошел и был ограниченный по длине. Потом снова втянул этот луч в себя, и объект полетел дальше.

Самое любопытное было то, что у нас в Космопоиске есть группы, и один наш поисковик из Украины разместил в сети фото, которое было снято камерой  наружного наблюдения одного из пляжей в Бразилии. Действительно, на этой фотографии изображен (сфотографирован) объект, и от него идет такой же ступенчатый луч. Я сделал реконструкцию этого наблюдения. Положительный момент в том, что я почти ко всем случаям делаю реконструкции из рисунков, в этом плане мне повезло.

После этого вообще был шоковый случай… Это произошло 19-го октября. Территориально в этом же районе есть дачный массив Малиновка. У пожилой женщины умер муж, а ее дети (сын со снохой) жили в Пензе на квартире. Уже была поздняя осень, и ей не хотелось туда ехать, она жила на даче, то есть была фактически одна.

Гольдштейн: Это все в том же году?

Кукольников: Да, все тот же 2012-й год. Первый выезд у меня был в сентябре, потом в октябре. Все случаи, которые я перечислил, произошли в октябре. Женщина, которая жила в Малиновке, вот как раз с ней это и произошло 19 октября. Я выехал к ней в начале ноября. То, что у нее там произошло – это фантастика! Я думаю, что тот объект, который появился у нее на участке, шел на свет. Почему я так считаю, расскажу позже. Так как это дачный массив, то везде было темно и практически никого уже там не было, горело только одно ее окно. Накануне к ней приехал сын, и привез какую-то старую мебель. Так как на участке есть сарай, он ее туда занес. Где-то в районе 22:30 вечера, она услышала очень сильный и мощный удар, от которого задрожали стекла в окне. Она испугалась и подумала, возможно, кто-то решил прийти и утащить эту мебель, якобы проследили. Сначала она хотела выйти и посмотреть, но потом испугалась, выключила свет, и стала смотреть в окно. Она увидела, что между соседними домами летит шар. Потом он спустился на соседний участок и стал рыскать из стороны в сторону. 

Траекторию его скачков она сравнивала – это как воздушный змей, которого дергают за нитку. То есть такое вот хаотичное движение было у этого шара. Потом он успокоился и перелетел через штакетник. От соседского участка ее отгораживал заборчик, где-то 1 метр высотой. Этот шар перелетел уже к ней на участок, приблизился и потух. Затем вспыхнул прямоугольник, а темнота была, хоть глаз коли – ничего не видно. Так вот, вспыхнул прямоугольник, и из него начал бить яркий луч света. Причем этот луч был очень интенсивный. Фактически, ее дача находится на обрыве, то есть за ее участком начинается долина с открытыми полями. Она рассказывала, этот луч был настолько интенсивный, что двигался по горизонтальной плоскости, как бы что-то искал. Этот прямоугольник продолжал так движение слева направо, и она его сравнила с кинокамерой, которой кто-то водит и снимает. Самое любопытное то, что она выглядывала в окно, а луч фактически светил в ее направлении, но ни разу не попал в окно. После этого объект начал приближаться уже к ее окошку. И в этом свете она увидела, что это какой-то аппарат, очень похожий на овальное яйцо.

А этот прямоугольник – это окошко в этом аппарате. Когда он подлетел к ее окнам, примерно на расстоянии 3-х метров она увидела, что это окно составляет единое целое, то есть это как дверь в этом аппарате. Вот такие подробности. Он был металлического оттенка, то есть было видно, что это поблескивает металл. Над этой дверью был козырек, который выступал вперед. Самое интересное, что внутри объекта кто-то находился, периодически затеняя луч, исходивший из окна двери аппарата. У нее там была клумба с цветами, этот объект сместился и выпустил снизу конусный луч голубого цвета и что-то им сканировал на почве. Она перепугалась, как бы что не случилось с клумбой, потому что растила эти цветы, и ей было их жалко. Потом объект завис напротив ее окна, и этот голубой луч погас. Она уже собиралась идти спать, но рассказала, что у нее почему-то пошло возбуждение: «Что ж такое-то, летает здесь и мешает мне спать». Для этого дела (на всякий случай) рядом с входной дверью у нее стоял припасенный гвоздодер, она взяла его в руки, и хотела пойти разобраться. Такая отважная тетка. Женщина уже взялась за ручку двери, чтобы ее повернуть, и как она говорит: «В этот момент на меня накатила волна абсолютного спокойствия, мне стало все равно. Я поставила гвоздодер и пошла к кровати, но включать верхний свет побоялась, поэтому включила фонарик, и посмотрела время». По ее внутренним часам казалось, что прошло всего 20 минут, а время уже было 00:15 ночи, то есть прошло уже почти 2 часа. Получается, что это время как-то быстро пролетело. Потом она думала, что возможно упустила что-то из памяти. Но, по крайней мере, по ее описанию события не прерывались, хотя, кто его знает.

Гольдштейн: Думаю, ей заблокировали память. Она была на этом корабле. Контакт был физический, для меня – это совершенно классическое описание.

Кукольников: В любом случае, мы сейчас это только предполагаем. Объект отлетел чуть подальше, и она легла спать. То есть она настолько успокоилась, выглянула еще раз в окно и подумала: висите, ну и висите, вот примерно так… Она легла спать и проспала до утра. Только после этого, говорит: «Я где-то месяц очень сильно болела». Видимо, это излучение, которое шло от объекта, каким-то образом подорвало ее здоровье. У нее скакало давление, то есть для здоровья был нанесен какой-то ущерб.

После этого она постепенно восстанавливалась. Но у этого случая было продолжение. Дело в том, что весной уже следующего года, когда она рыхлила лопаткой грядки (в хлопчатобумажных перчатках), выкопала капсулу, как раз на том месте, где максимально долго зависал объект. Размер этой капсулы примерно 5 сантиметров толщиной – как пальчиковая батарейка. Она была двухцветная, то есть одна сторона была глубокого черного цвета, другая красного (малинового), а посередине где-то 1 мм толщиной их разъединяла белая полоска.

Видимо лопаткой она повредила капсулу с черного края. Ей показалось, что эта капсула была мягкой вроде пластика, и из нее немножко просыпалось какого-то черного вещества. Пока она соображала, что с ней делать, звонить ли мне или еще куда-то – эта капсула буквально испарилась с ее ладони! Потом я читал, что похожие случаи были описаны у Герштейна. Читал в книге, что одна женщина (это было в Штатах) наблюдала из окна, как около ее дома из НЛО вышли пилоты, и проводили какие-то ремонтные работы. Когда они улетели, то на этом месте остались проводки. Она их все собрала, принесла домой и спрятала под подушку. А утром, когда она проснулась, их уже не было. По версии Михаила Герштейна, предметы не из нашего мира у нас здесь долго не держатся, они уходят туда, где им положено быть. Самое интересное было то, что осенью я совершенно случайно попал в Малиновку. Я проезжал мимо, это был уже где-то октябрь – ноябрь месяц 2013-го. Я ездил на другой случай, связанный с деревенской легендой. Там был барский дом, его использовали под морг и в подвалах проводили вскрытия покойников. В этот дом из котельной идут трубы и через них те, кто работал там (в котельной), якобы слышали стуки по трубам, завывания и крики мертвых и т.д. И там все время срабатывала сигнализация. Эту информацию мне дали наши местные милиционеры, поэтому я туда и поехал проверять. В итоге это оказалось очередной легендой. На обратном пути я заехал в Малиновку. Там я познакомился и поговорил со сторожем, и она мне рассказала свои наблюдения НЛО, которые проходили уже летом 2013 года. Весной  была найдена капсула, а летом дачный сторож опять видела, как на этот же участок спускался шар. Причем, потом она спрашивала хозяйку: «Вчера к тебе опять прилетал шар», а она ответила: «Я не видела, так как спала». Но сторож видела этот шар и потом в  начале сентября была серия наблюдений. Почему я и подумал, что это примерно тот же самый объект. Потому что она определила направление, как раз в стороне обрыва зависал шар, и начинал тоже бешено скакать, то есть совершать такие же скачкообразные траектории. Я ей ничего не говорил, поэтому она была не в курсе того, что мне рассказывала первый очевидец. Видимо, объекты те же самые.

Еще был очень интереснейший выезд в Каменку. Это тоже было в 2013-м году. Эта женщина работает в МВД, а к служителям закона я отношусь с уважением, большей частью это вполне адекватные люди, так скажем.  Она родила ребенка, и находилась в декретном отпуске. У них 2-х этажный дом, который тоже выходил на окраину (на поля). По ночам иногда ребенок не давал спать, и она его укачивала на руках. Это был где-то январь месяц. Она обратила внимание, что по комнате проходят какие-то полосы света. Выглянула наружу и увидела, что по полю движутся 2 шара. Причем, они летали (двигались) очень интересно. Когда она поделилась со своей мамой: «Я уже три дня вижу, как у нас шары здесь летают». Мама ответила: «Ну, какие шары, наверное, там молодежь приехала на машинах и развлекается». Но она говорит: «Я прекрасно понимаю, что это невозможно, снега было столько, что там даже вездеход не пройдет, и все-таки январь же». Она разместила эту информацию на «Уфоком» – это наше отделение Космопоиска в Белоруссии. Меня попросили съездить и проверить эту информацию на достоверность. Я очень удачно приехал, потому что буквально накануне ее мама наблюдала несколько шаров. Это была весна (май месяц), она это описала, примерно, так: этих шаров было четыре. Первые два шара пролетели вдоль посадок.

У них там на поле стоят газораспределительные станции, и сторож этой станции тоже наблюдал эти объекты. Дело в том, что они повернули и пролетели полем. Два шара остановились, и выпустили два световых импульса в сторону города Каменка. Потом этот объект ушел, а за ним следом второй сделал то же самое, то есть выпустил несколько световых импульсов, развернулся и ушел назад вдоль посадок. Все это подтвердил сторож. Я говорю: «Вы можете описать?». Но было очень темно, и сам объект не было видно. По контурам он был примерно размером с танк, то есть достаточно такой габаритный. То, что они видели – это только внешнее освещение, которое приняли за шары. Я говорю: «Может это все-таки был какой-то трактор»? Там поля, и они принадлежали фермерам. Он говорит: «Я сначала тоже подумал, что это какая-то техника фермеров, но они передвигались беззвучно, работающего мотора и вообще никаких звуков не было слышно». Я попал на прием к местному председателю, который распоряжается этими полями, говорю ему: «Могла ли это быть техника фермеров»? Он ответил, что у них не то, что на технику, даже на бензин денег нет. То есть это однозначно не они. Вот такое интересное было наблюдение.

Осенью в 2013-м году в Пензе было достаточно известное наблюдение. Опять приблизительно в этом же районе, где были предыдущие эти случаи, в районе под названием «Веселовка» практически все местные жители наблюдали «трехзвездник». Он был очень яркий и святился, размером, примерно, с половину Луны. Первые наблюдения начались где-то в половине десятого вечера. Люди опять позвонили на тот самый 11 канал, у меня где-то есть ссылка на эту запись. Туда выехало местное телевидение, они пытались его снимать на профессиональную камеру, но все бесполезно. Сам ведущий говорит: «Вот смотрите, я глазами вижу, что он висит, но камера его не берет».

Гольдштейн: То есть ведущий этого канала сам видел этот объект, но снять они его не могли?

Кукольников: Да. Я могу выслать вам ссылку.

Гольдштейн: Понятно, а фото тоже нет?

Кукольников: Пытались снимать на телефон. Я выезжал к одному из очевидцев, он и его сын пытались снимать на телефон, но ничего не получилось, камера не берет.

Я могу допустить, что в 2013-м году техника, телефоны были не очень сильные, а со съемкой, вообще, большая проблема. Как пример, я могу вам привести случай, который произошел месяц назад. Сейчас мы только еще собираемся на него выехать. Это район Подмосковья, город Озеры. Там тоже дачный массив. Почему-то они привязаны к дачным массивам, к таким локальным зонам, где они регулярно могут появляться. 

Я еще до конца не знаю эту историю, только переговорил по телефону с этой молодой парой. Дедушка, который владел много лет участком – то ли это был их дедушка, то ли он им просто продал этот участок – им сказал: «Только имейте в виду, что на моем участке приземляется НЛО». Они посмеялись, типа – «что стар, что млад», мало ли что померещится. Приблизительно месяц назад они сидели в комнате и обратили внимание, что в окна бьет яркий свет. Они выглянули и увидели, что летит яркий шар, спускается на участок и опять, так же как и в Малиновке, он трансформировался и превратился в светящийся конус голубоватого цвета, по контуру которого змейками бегали огоньки. Самое интересное, что светящиеся кольца бегали этажами. Я, к сожалению, зарисовок пока не сделал, так как не попал еще к ним. Каждое светящееся кольцо этих огоньков двигалось с разной скоростью. Сейчас я даже предполагаю, что этот голубоватый конус –  это возможно тоже луч, а сам объект они могли не видеть. Я такое тоже допускаю. Все это еще предстоит выяснить. Дело в том, что этот объект прилетал не один раз. На другой день после того, как это произошло, у них на соседней даче живет соседка, и она им говорит: «Вы видели, к вам вчера на участок опять что-то прилетало»? Они говорят: «Нет, мы спали в другой комнате, и окна выходят не на ту сторону». То есть мне эту соседку тоже еще надо опросить. Они пытались снимать этот объект. У мужа очень дорогущий последней модели супер-телефон. Пробовали сначала снимать видео, потом просто отдельные кадры, но все бесполезно. Этот объект повисел несколько минут и отлетел к лесу. У них недалеко есть лес. И висел над этим лесом еще где-то 20 минут. Я думаю, возможно, его надо было снимать именно в этот момент, когда он отлетел. Потому что от него могло идти какое-то очень мощное электромагнитное излучение. Вы знаете, военная техника может генерировать сильные электромагнитные волны, когда идет сильное излучение, они выводят из строя всю технику, я имею в виду компьютерную. Возможно, вот это мощное излучение гасило телефон, поэтому они не смогли ничего снять. Когда этот объект отлетел на какое-то расстояние, то его можно было бы уже попробовать снять. В связи с такими порой необъяснимыми их свойствами, очень большие проблемы  со съемкой. То есть они не дают себя снимать. Вот, такая история.

Гольдштейн: Я все понял, большое спасибо. Это уже мы вперед забежали, но не важно. Скажите, а кто вы по образованию? Вы из Пензы, да? 

Кукольников: Я художник, хотя достаточно увлекающийся человек. Я занимался астрономией, и естественно знаю не плохо античную и более древнюю историю и т.д. Читал достаточно серьезные книги. Набор знаний у меня специфический, но он мне сейчас иногда помогает ориентироваться в уфологии. И как это ни странно, несмотря на то, что у нас много кандидатов наук и людей, которые имеют высшее техническое образование, но, тем не менее, я не потерялся на их фоне. И более того, я являюсь руководителем управления уфологии, и возглавляю все эти исследования на данный момент. С моей точки зрения, здесь самое главное – во время обращаться к компетентным людям, которые могут объяснить любые моменты, связанные с техникой, наукой и т.д.

Гольдштейн: Понятно. Скажите, вы сейчас все это достаточно лаконично описали, все-таки, ваше мнение –  по-простому – «они есть»? Они прилетают периодически?

Кукольников: Безусловно, что-то появляется. Здесь в данном случае нужно понимать, почему к уфологии такое негативное отношение. Во многом виноваты сами уфологи – в том, что их держат за особый вид городских сумасшедших. Слишком много разговоров о пришельцах, об инопланетных кораблях, которые они якобы видят, исследуют и т.д. Как показало время, во всех выводах, по крайней мере, публичных, нужно немножко «выдерживать тексты», которые ты произносишь. Потому что сейчас пошла такая волна, когда представители науки, например, астрономии, то есть сейчас очень много астрономов, и к ним обращаются люди, так как считают их более адекватными. Я имею в виду этих людей науки, которые могут им рассказать об НЛО доступным и понятным языком, но опять-таки с точки зрения науки. В своих выступлениях я тоже стараюсь придерживаться этой же линии. Лично я могу допускать, что угодно. Я могу предположить, что на Земле присутствуют пришельцы, потому что эти случаи, которые я рассказал вам – одна из гипотез, которая могла бы что-то прояснить. Но, тем не менее… если помните, был фильм Тарковского «Солярис»?

Гольдштейн: Да, конечно.

Кукольников: Там главный герой очень хорошо сформулировал – он сказал о Солярисе так, и это очень хорошо применимо к уфологии. То, что мы сейчас знаем об НЛО – это гора разрозненных фактов или случаев, которые невозможно втиснуть в рамки каких бы то ни было концепций. На самом деле, настолько разноплановая информация, что ее невозможно объяснить только лишь присутствием каких-то разумных существ. Я сейчас могу продолжать рассказывать вам эти случаи, их достаточно много.

Гольдштейн: Да, я прекрасно понимаю.

Кукольников: Трудно взять и просто объяснить некоторые случаи, что это именно инопланетяне или какие-то высокоразумные существа.

Для примера, я вам расскажу еще одну историю. В 2017-м году на телефон горячей линии позвонил мужчина, это было в Москве, район Новогиреево. Он мне очень осторожно звонил 3 дня, но я не мог с ним сразу поговорить. Более того, когда мы с ним встретились, он потребовал доказать, что я из Космопоиска и имею отношение к Вадиму Черноброву. Мне пришлось ему показать фотографии, где я с ним сфотографирован. Только после этого он мне поведал вот такую историю. Вечером он смотрел телевизор и услышал крики жены. Открыв двери, он побежал к ней. Она сидит в кровати, а из уголков глаз у нее струится кровь. Из ушей и по обеим сторонам носа (с крыльев носа), как выщипанные образцы кожи, как будто кто-то вырвал, и из них тоже сочится кровь. На шее у нее были отметены, как будто ее душили.

Жена рассказала следующее. Она спала в комнате, и ее разбудили два существа. Один был ростом 1,5 метра. Цвет кожи у него был зеленый, а на голове что-то похожее на антенны, во рту какие-то мелкие зубы. Он принялся ее душить. Второй был выше ростом, где-то 1,8 метра. Цвет кожи у него был серый, и он просто все это наблюдал. Она начала вырываться от этого зеленого существа. Он укусил ее за руку. То есть у нее на руке еще были следы укуса от его мелких зубов. Конечно, я просил этого мужчину скинуть мне эти файлы. Он отказался, так как они боятся огласки. Дело в том, что она очень набожная женщина и ходит в церковь. В итоге всего произошедшего она обвинила своего мужа, потому что он любил просматривать передачи про инопланетян и все такое по «РЕН-ТВ». Она сказала мужу: «Это ты накликал беду на наш дом!». На другой день она пошла в церковь, но когда батюшка попросил ее исповедоваться, то даже ему она не стала об этом рассказывать. Она работает медсестрой в больнице, но в какой точно, я не знаю. Он мне не называл ее имя и ничего другого. Единственное, он мне позволил сделать несколько снимков с экрана его телефона. Действительно, там все это видно — кровь и кровоподтеки.

Гольдштейн: У вас сохранились эти снимки?

Кукольников: Конечно.

Гольдштейн: Там лицо этой женщины, видно?

Кукольников: Да, видны фрагменты лица. Он увеличивал, чтобы ее нельзя было узнать, потому что люди не очень любят такое афишировать. Во-первых, он боялся своей жены, так как она запретила. Он хотел, чтобы я приехал. Я ему говорю: «Давайте, я приеду, так как я человек посторонний и аккуратно ее опрошу, как и что там было». Естественно, он обещал с ней поговорить, но не сразу. «Если я сейчас заикнусь, то она мне кирпичом долбанет об голову», – сказал он. То есть она была очень злая и винила его во всем произошедшем. Приблизительно через год или в прошлом году я звонил ему, но он не отвечает. Значит, там все серьезно, и на контакт со мной никто не пойдет. Согласитесь, объяснить людям, что это – высокоразумные существа, представители какой-то высокоразумной цивилизации как-то не получается…

Гольдштейн: Сейчас я все это прокомментирую, тут два момента. Во-первых, когда были эти два существа, это происходило ночью? То есть квартира была закрыта, а они просто появились в комнате, да?

Кукольников: Да, конечно.

Гольдштейн: А потом, как она рассказывает, они просто исчезли?

Кукольников: Да, когда муж зашел в комнату, их уже не было. Остались только следы борьбы. У нее остались кровоподтеки и отпечатки на шее, как ее душили. Но я не знаю, почему у нее из глаз текла кровь. У нас в Космопоиске есть два врача, и я с ними консультировался, но никто не смог этого объяснить. Возможно, это было от присутствия этих существ, а может от них шло какое-то излучение. Или это излучение возникло, когда они появились в комнате, потому что мы не знаем механизма их появления и исчезновения.

Гольдштейн: Я понял.

Кукольников: Может было что-то с капиллярами, у нее текла кровь именно из уголков глаз и по щеке. Было видно, как остались  кровавые дорожки.

Гольдштейн: На фотографиях, которые вы сняли, это тоже видно или нет?

Кукольников: Да, у меня есть 3 или 4 фотографии.

Гольдштейн: Ясно. Теперь я объясню, почему я об этом спрашиваю. У меня есть возможности, это абсолютно реальные два канала, если данный случай полная конкретика, плюс у вас есть фотографии. Я могу выяснить, что там произошло. Эти два канала такие: первый канал – это с Бергастром, вопросы я уже написал, и в ближайшем обозримом будущем будет специальная сессия. Это астральный контакт Ирины. Бергастр – это руководитель Службы Безопасности Межзвездного Союза с планеты Бурхад (Пикран), столицы МС. Я говорю уже напрямую – вы можете относиться к этому по-особому, но я говорю, как есть. Он просил сообщать ему обо всех случаях, когда речь может идти об агрессивном воздействии предполагаемых инопланетян на землян. Потому что это могут быть просто преступники. И тогда они (СБ МС) конкретно и активно этим занимаются – это первый момент. Правда, то, что они попали в закрытую комнату, а потом просто исчезли – все это интересно. Но раз это было физическое воздействие, то мы должны понять. Есть такой вариант, что это могло быть астральное воздействие. То есть она думала, что они там, но воздействие от них каким-то образом оказалось физическое. Я сейчас быстро объясню этот механизм. Это механизм возникновения стигматов, точно такое же – только там через самовнушение. Когда стигматы образуются у святых. Вот такие дела, то есть может быть и такая версия. Поскольку есть фотографии, то он прокомментирует. 

Кукольников: Хорошо.

Гольдштейн: Есть и второй канал. Просто пришлите мне эти фотографии с телефона.

Кукольников: Хорошо.

Гольдштейн: Тогда продолжаем.

Кукольников: Да, давайте.

Гольдштейн: Скажите, у нас есть такой вопрос: какое отношение сейчас у официальных СМИ ко всей этой информации, оно изменилось или нет? Все это по-прежнему «зажимается»? Так сказать, уже на таком более серьезном уровне. Например, мы знаем, что есть ролик, где Дмитрий Медведев как бы «отшутился» про пришельцев. Это тестирование общественного мнения на готовность – или что это?  В связи с этим вопрос: как к вам сейчас относятся официальные инстанции?

Кукольников: Дело в том, что я не знаю, как именно власть к этому относится. Для меня власть – это наглядный пример существования параллельных миров, которые не пересекаются. Один мир – это правительство, а другой мир – это мы с вами. Фактически, мы с ними никогда не пересекаемся  и не пересечемся. Они живут в своем мире, а мы в своем. Но, тем не менее, СМИ относится, скорее всего, к моему миру, потому что я постоянно с ними контактирую, и ко мне обращаются. В прошлом году меня просили ответить по разным вопросам, и я 4 раза выступал на радио «Россия». Про телевидение и говорить не приходится, я там регулярно снимаюсь на разных каналах. В принципе, никаких запретов и давления нет. Они довольно легко излагают и дают мне слово, я выражаю свою точку зрения. В этом плане у нас сейчас полнейшая свобода слова. Но в связи с тем, что мы занимаемся достаточно интересными случаями, то есть у нас проходит информация по интереснейшим случаям, я ее оглашаю. Предположим, кто-то из представителей власти, если этой проблемой на самом деле занимаются, могли бы хоть поинтересоваться! Если я был бы руководителем подобной службы, то дал распоряжение связаться с людьми из Космопоиска. Они там занимаются примерно тем же самым, чем и вы. Только они занимаются этим неофициально, но у них есть интересная информация. Вы можете с ними связаться, проверить ее на достоверность, как-то с ними пообщаться. За прошедшие годы никто не звонил и не интересовался… Поэтому у меня есть очень сильные подозрения, что в нашей стране никто серьезно этим не занимается, я имею в виду на официальном уровне.

Гольдштейн: Да, я вас услышал. Есть еще два варианта – очень простые. Но вначале скажите, сколько ваших сотрудников (соратников) более активных – сколько их?

Кукольников: Дело в том, что я не считал, сколько у нас сотрудников. Но при направлении «Уфология» у нас работает несколько подразделений. Например, у нас есть экспертно-аналитический отдел по работе с фото, видеоматериалами. Активных людей в этом отделе, где-то 10 человек, которые занимаются именно идентификацией неопознанных объектов, потому что в уфологии на сегодняшний день – это самая большая проблема. Так как более 90%, что нам присылают (видео и т.д.), мы их опознаем, как вполне земные объекты.

Гольдштейн: Понятно.

Кукольников: В основном — это самолеты. Если нам присылают сигарообразные НЛО, то потом выясняется, что это тоже самолет с выхлопом. Инверсионный след, который за ним остается – все это светится в лучах солнца, то есть, это не НЛО.  К сожалению, статистика примерно такая. За прошедшие годы была единственная съемка, когда одна женщина сняла интересный объект. Это был треугольник малинового цвета. Она вышла на балкон и, по-моему, делала гимнастику. Она увидела, что на горизонте что-то висит, взяла телефон и сняла. Действительно, там оказался объект треугольной формы, малинового цвета (оранжевого). Пока он там висел, она снимала. Объект находился на одном месте, и сколько длилась запись, когда он висел, я не знаю. Вообще, это интересно, потому что все-таки в природе естественных объектов треугольной формы не существует. Действительно, такая запись есть. Кстати, наши ребята нашли похожий объект  треугольной формы в сети (в Ютубе), его сняли, по-моему — в США, и тоже из машины. Такие записи есть, но чтобы это был, как мы называем «аппаратный НЛО», такого нет.

Гольдштейн: Я понял. Давайте, я договорю, закончу свою ту мысль. Так вот, один вариант, что вы можете и не знать этих сотрудников, вдруг кто-то из них окажется штатным или внештатным сотрудником тех самых органов, а вы об этом и знать не знаете – это одна история. Вы никогда не узнаете. Этот человек может быть абсолютно нормальным, не плохим.

Кукольников: Не спорю.

Гольдштейн: Просто, он «сливает» информацию. Это одно. Второе, что еще более вероятно – эти организации, о которых вы говорите – у них просто более объемная информация по своим каналам, чем ваша. И поэтому – извините, ваша информация их не сильно интересует, они и так все знают.

Кукольников: Я не буду спорить. В данном случае, я просто озвучил свою точку зрения, что есть, то есть. Насчет сотрудников. Эти люди занимаются узконаправленной деятельностью, как я уже сказал — идентификацией неопознанных объектов. Я работаю с оперативной информацией, которая поступает от населения. То есть вся информация проходит через меня. Основной принцип работы с любой информацией – это нужно работать с первоисточником.

Гольдштейн: Да, я понимаю. Хорошо, спасибо. Мне очень интересно с вами беседовать и у нас остался еще большой массив вопросов. Давайте, мы с вами просто разделим и потом продолжим. Я подумаю, как все это правильнее сделать. Я вам еще один вопрос задам, и если вы не возражаете, в ближайшие дни мы все согласуем, а сейчас продолжим.

Кукольников: Да, хорошо.

Гольдштейн: Давайте, вы еще ответите на один вопрос, и мы сделаем паузу. Вопрос такой: Ажажа рассказывал, что он стал уфологом буквально за 2 часа, когда его начальник показал ему данные. Если я не ошибаюсь, все это происходило во время его службы на флоте. Сейчас я уже понял, что тут вы не сможете прокомментировать о засекреченных данных от спецслужб и т.д. И, все-таки, как вы считаете, существует мнение, что у них в распоряжении имеются артефакты – сбитые объекты и даже останки инопланетян. Не только в России, но и в других странах. Ваше мнение?

Кукольников: Дело в том, что пока я сам не пройду все эти ступени, чтобы говорить серьезно об инопланетянах, каких-то убитых или сбитых. Я в этом логики никакой не вижу для себя, сейчас поясню почему. Предположим, сбивают американский самолет во Вьетнаме, что потом происходит? Летчиков, которые потерпели крушение, не бросают, за ними летит вертолет, спасатели со спецназом и т.д. И многие там готовы сами положить свои жизни, чтобы спасти этих сбитых пилотов, правильно?

Гольдштейн: Я понял, о чем вы говорите.

Кукольников: Самолет, который потерпел крушение, его уничтожают, причем так, чтобы информация и технологии не дошли до врагов или до людей – недоброжелателей, поэтому здесь та же история. Меня удивляет, как такое может быть, когда НЛО потерпело крушение, и никто не интересуется судьбой этих пилотов. В земных лабораториях их там кто-то режет, и они не нужны никому. Я в это не верю. Этого не может быть.

Гольдштейн: Я понял.

Кукольников: И то же самое, с какими-то инопланетными кораблями, которые в моем понимании – это очень примитивный уровень, я имею в виду сами аппаратные НЛО. Хотите, я вдогонку расскажу вам одну историю?

Гольдштейн: Давайте.

Кукольников: В 1984-м году был такой случай. Один мальчик с Конобеево (Московская область) стал свидетелем посадки НЛО, он был не глупый парень, занимался астрономией. Он написал письмо в РГО (Русское географическое общество), в то время там работала комиссия по аномальным явлениям. Туда он послал два письма с рисунками, где нарисовал эту летающую тарелку, и рядом с ней был изображен какой-то гуманоид. Все это на фоне здания зернохранилища. Это письмо много лет пролежало в архиве Александра Петухова, нашего уфолога из Космопоиска.

В Космопоиске мы проводим осенне-весенние съезды. Для проведения съездов мы стараемся подыскивать такие места, чтобы было приятное с полезным. В данном случае мы искали место в Подмосковье, где что-то произошло, и можно было бы по ходу исследовать. Так вот, это письмо попало ко мне, а на этот случай так никто и не выехал. Мы поехали поискать – на удачу, либо найти этого мальчика. Свидетелями этого случая были еще его мама и две его сестры. Мы хотели найти очевидцев, кто-то же должен был остаться. И мы их нашли, так как он в этом письме указал свой адрес. Мы приехали по этому адресу, к тому времени мальчик уже вырос и стал пилотом гражданской авиации. К сожалению, он погиб в резонансной авиакатастрофе, помните – с Артемом Боровиком?

Гольдштейн: Ах, вот даже как… Да, конечно, помню.

Кукольников: Он был пилотом этого самолета.

Гольдштейн: Понятно…

Кукольников: Мы нашли его маму и двух сестер. Поговорили с ними и показали его рисунок. Этого случая с посадкой НЛО они не помнят. Но они нам рассказали про вообще уникальное явление, в письме о нем не было ни слова. С моей точки зрения – это было гораздо даже интереснее. Они видели, так называемое, потешное сражение НЛО. Представьте, в небе летают шары на огромных скоростях, закладывают виражи по большим кругам и, не долетая друг друга, как бы останавливаются. Потом снова разлетаются, как бы такая постановочная схватка. Если помните, нечто похожее было в Нюрнберге. В средневековье тоже описываются такие небесные сражения.

То есть они стояли, раскрыв рты, и наблюдали вот такую «битву» НЛО. Но самое интересное было под занавес – когда они улетели, то по небу пошла волна! Я их опрашивал, каждую по отдельности, и было видно, что они описывают одно и то же явление, но разными словами. Мама сравнила – это похоже на то, как будто одеяло всколыхнули, и пошла такая волна. Другая описывала – это как морская волна прошла по небу. Понятно, что эти шары обладали какой-то интеллектуальной составляющей, это не были какие-то природные явления. Потому что это были управляемые объекты. Но это не были какие-то аппаратные дела. То есть – это были светящиеся шары. Я сразу вспомнил третий закон Кларка – любая продвинутая технология для нас будет напоминать магию. Это не техника, а, именно – технологии. Космические цивилизации, если они действительно преодолели такие межзвездные расстояния, то для меня это не техника, а технологии. Поэтому, к моему сожалению, то, что описывала Ирина, когда на каком-то аппарате прилетел Кирхитон, да еще он и лесенку ей спустил… Конечно, это очень мило, но в голове как-то мало укладывается – с межзвездными технологиями, я об этом хотел сказать.

Гольдштейн: Давайте про Ирину мы поговорим отдельно, там у нас есть такой вопрос.

Кукольников: Хорошо.

Гольдштейн: Сегодняшнюю запись я пока остановлю. Спасибо Вам.  

Часть 2.

 

Гольдштейн: В прошлый раз мы начали говорить о возможных секретах военных, связанных с НЛО. Владимир Ажажа в свое время рассказывал, что военные собирают всю информацию о наблюдениях НЛО, и у них имеется огромный массив засекреченных данных. Несмотря на то, что мы уже затронули эту тему, учитывая острый интерес подписчиков Проекта «Кассиопея» к этому, я все же хочу переспросить вас еще раз – знаете ли вы  хоть что-то о тех данных, которые имеются у военных и в распоряжении властей (в том числе, российских) – о сбитых или упавших НЛО, останках инопланетян и т.д.?

Кукольников: Да, в прошлый раз я говорил, что в нашей стране (вплоть до распада Советского Союза, когда это государство фактически прекратило свое существование), были программы по изучению НЛО. Так или иначе, все воинские части были завязаны, поскольку действительно днем и ночью имели возможность фиксировать пролеты объектов и все эти случаи. Был центр сбора информации, который находился в Мытищах. Туда стекалась информация со всех уголков страны и там аккумулировалась. Я не специалист по истории всех этих вещей, но знаю, что информационную базу, которая собиралась все эти долгие годы, потом просто кто-то слил – продал в Америку… В 90-е годы это было обычным делом, продавали еще и не такие важные блоки информации. Эта база ушла, то есть в России ничего даже не осталось.

Гольдштейн: Даже копии не сняли?

Кукольников: А кто будет снимать? Тот человек, у которого был доступ к этой базе, просто продал ее за хорошие деньги, и она ушла в Штаты. Мне называли различные фамилии, но я не могу оклеветать людей. Я не следователь и этим не занимался. Но я слышал информацию, что есть конкретный человек, который все это туда сдал. Оставил ли он себе копию, я не знаю. Сейчас фактически все можно найти в сети (через интернет), но так как эта база больше нигде не всплывала и не появилась, есть очень сильные подозрения, что она ушла с концами. Если ее и опубликуют, то, скорее всего, где-нибудь в Америке. В  России уже нет этой базы, хотя собиралась она здесь. Я даже не знаю, где она в Америке и кому попала в руки. Мы понимаем, что все эти десятилетия американцы очень серьезно занимались сбором данных, тем более база собиралась на основе именно военных сведений и достоверность ее достаточно высокая. Квалификация людей, которые обрабатывали и поставляли эти данные, очень высокая – у военных достоверность гораздо выше, чем у какого-то «Васи Пупкина», который что-то там увидел и даже толком не может рассказать, что это. Эта база была обработана специалистами в специализированном центре под Мытищами, как я уже сказал.

Гольдштейн: А можно подробнее об этом центре под Мытищами.

Кукольников: Это воинская часть, в которой располагались сотрудники программы «Сетка». Они занимались сбором и анализом этих данных. Более того, они выезжали на интересные случаи, интересные места и проводили исследования, то есть занимались обработкой оперативной информации. Я сам лично видел какой-то документальный фильм по РЕН-ТВ – это действительно была документальная съемка, когда именно военные специалисты при помощи соответствующей аппаратуры, которую имели при себе, наблюдали зависший объект, контуры у него были не четкие. Они его просветили в различных лучах и исследовали. И у него проявились какие-то контуры, которых визуально не было видно. Действительно, он был похож на искусственный объект. Вполне возможно, что у военных было гораздо больше информации, съемок, каких-то аналитических статей и прочее. Но, к сожалению, в России ко всем этим материалам доступа нет. Их нет в России, как я сказал.

Гольдштейн: Скажите, это подразделение принадлежало именно Министерству обороны или, все-таки, это было подразделение КГБ?

Кукольников: Да, Министерству обороны. Это была воинская часть. Это не секрет, можете поискать даже в интернете. Я сам лично видел, что по РЕН-ТВ в разных видеоматериалах много раз показывали военного в очках и мундире, который вроде даже представлялся под собственной фамилией, именем и отчеством. Он представлялся, как бывший сотрудник этой воинской базы и как раз работал с НЛО.

Гольдштейн: Итак, эта программа называлась «Сетка»…

Кукольников: Программа меняла названия. Сначала она называлась «Сетка», потом «Галактика», а затем «Горизонт», то есть названия у нее менялись, но суть оставалась прежней. Это были программы по изучению НЛО.

Гольдштейн: Понятно, а какова судьба этого подразделения? Может и сейчас такое подразделение существует, только под другим названием?

Кукольников: Владимир, я вам говорил, если такие подразделения и существуют, то нам об этом ничего не говорят. В сети никакой информации об этом нет. С нами на связь они не выходят, поэтому здесь мы можем только домыслить. Причем, я говорил об этом и на радио «Россия», то есть озвучивал это. Я думал так: скажу, а потом может кто-то выйдет со мной на связь и предложит сотрудничество в какой-то форме. Нет, ничего – тишина полнейшая.

Гольдштейн: Понятно, а скажите еще два момента. Я сейчас объясню, почему более подробно стал обсуждать с вами эту тему про Мытищи. Я хотел сначала спросить, а вы знаете про известный (подробный) доклад, который якобы предоставили Андропову, когда он был генсеком? Это доклад КГБ и там обо всем – об инопланетянах, угрозах. Доклад связан с угрозами. Он есть в открытом доступе (сканированные страницы), наверное, вы знаете? Я даже могу его открыть, он где-то скачан у меня. Вы что-то слышали?

Кукольников: Я понимаю одно – что в наше время проверить в интернете качество информации невозможно. Вы же помните историю про Маджестик-12 в Америке?

Гольдштейн: Да.

Кукольников: Была ли эта группа или нет – неизвестно. Какие-то документы, которые в нужных местах зачеркнуты. Когда уфологи стали конкретно проводить анализ этих документов, то выяснилось, что шрифт пишущей машинки (марки «Смит-Корона»), на которой набирали тексты, был особый, который будучи введенным в 1960-е, как будто никак не мог использоваться в 1940-х. Эту «Корону» начали серийно выпускать только с 1960-х годов. Претендует ли эта страница (информация) на 1950-е года – это как раз связано с событиями Розуэлла. Этой машинки в то время не было. При помощи таких деталей люди поняли, что это тоже фейк.

Гольдштейн: Я все прекрасно воспринимаю, то о чем вы говорите – насчет этой машинки, но там есть один нюанс. Дело в том, что там сидят не дураки, и они, действительно, могли, как вы говорите – все это сфальсифицировать, типа, другая машинка и прочее, но именно для того, чтобы скрыть что-то другое. Настоящее. То есть они могли все это сделать сами для того, чтобы дезавуировать настоящую информацию. Вот как делают круги на полях? Пришла команда, положили все это досками и сказали: «Так это же все круги такие! Вы же видите – мы можем сделать!». Это я привел аналогию.

Кукольников: Я полностью с этим согласен. В прошлый раз я уже говорил, что всю информацию касательно НЛО очень трудно проверить. Собственно говоря, почему идут эти разговоры о достоверности Розуэлла? Много информации о крушении НЛО, причем со свидетелями, но вопросы остаются. Для чего вообще это делается? Если это был засекреченный военный проект «Могул», о котором говорили, тогда еще не было спутников и следящих станций. Это был единственный способ отслеживать ядерные взрывы, которые проводились на территории СССР. Зонды «Могул» – это была страшно дорогая и страшно засекреченная программа. Действительно, если такой зонд упал, то о нем тоже не могли говорить. В свою очередь, они могли прикрыть его этой информацией, якобы о летающих тарелках.

Гольдштейн: Да, это тоже возможно.

Кукольников: Чтобы скрыть информацию о проекте «Могул», они взяли и сразу подняли тему НЛО, соответственно, от проекта «Могул» данная информация тут же ушла, нашлись какие-то свидетели, которые что-то видели и т.д. Либо это сделано специально, если, действительно, упал НЛО, то они потом это прикрыли обычным зондом. То есть одно прикрывает другое и истину найти невозможно. Либо это специально делается кусочками, порционно. Таким образом, все настолько запутывается, что разобраться нереально. Здесь то же самое – это уже прошло и точно узнать нельзя.

Я допускаю, что какие-то вещи могли докладывать и Андропову, тем более во время СССР работала программа по изучению НЛО. Ему могли положить на стол какие-то выводы и данные.  

Гольдштейн: Вы почитайте, я сбросил вам файл, в этом документе не только об уфологии идет речь, там более глобально.

Кукольников: Хорошо, конечно. Я даже знаю, что был такой фейк, якобы Королев ходил с докладом к Сталину об НЛО, вы слышали?

Гольдштейн: Честно говоря, я этого не слышал.

Кукольников: Поэтому я объясняю, что такие моменты истории – это легенды, которые ходят, они  сейчас модные. К сожалению, я не могу рассказать и оценить их качество.

Гольдштейн: Я понимаю. Теперь про Мытищи, почему мы углубились в эту тему. У нас в Проекте «Кассиопея-Ирина Подзорова» с МидгасКаусом (планета Эслер)  был один из разговоров, естественно, через Ирину. И там всплыла эта тема, точнее, я задал вопрос: «Есть ли в распоряжении землян (правительств) объекты инопланетян и т.д.?». Он сказал: «Да, конечно, есть». Я говорю: «Давай конкретнее, Мид». Он назвал один из конкретных примеров, который был в 1970-е годы или позже. Можно поднять запись и посмотреть. Это был маленький ташиганский корабль с одним пилотом, который что-то не рассчитал, не справился с управлением и врезался в сопку. Этот корабль нашли, пилот погиб. Если я не ошибаюсь – это было где-то на Дальнем Востоке. На корабле после крушения продолжала работать их аппаратура. Инопланетяне как бы отследили локацию и видели, куда повезли этого погибшего пилота (ташиганца). Самое интересное – Мид сказал, что его привезли  именно на военную базу под Мытищи!

Кукольников: Собственно говоря, про Мытищи – это уже давно не секрет. Информация о центре в Мытищах есть в книгах Герштейна. Эти книги вышли 10 лет назад – это точно. Там он очень подробно описывает, как в 1978-м году появилась программа «Сетка» – это как раз, когда было «Петрозаводское чудо», очень известный случай. До этого случая от темы НЛО все отмахивались и шарахались. Но туда поехали представители науки. В итоге получилось, что они поняли – надо что-то делать. Этот случай в Петрозаводске послужил спусковым крючком.

Гольдштейн: По поводу Петрозаводска – там же вроде нашлось объяснение, что был пуск в Плесецке? Или там была комплексная ситуация – и пуск, и еще что-то?

Кукольников: Почему они создали комиссию? В том-то и дело – когда они стали разбирать эту ситуацию, то выяснилось, что этот спутник был запущен то ли позже, то ли наоборот раньше, то есть не было стыковки по времени. Однозначно, это был не запуск в космос какого-то по счету спутника. Именно Петрозаводский объект к нему не имел отношения.

Гольдштейн: Про дырочки в стеклах и стеклянные шарики – так и не объяснили?

Кукольников: Если и был какой-то научный доклад, там вроде про какие-то ожоги говорили. Это были не механические, а именно термические ожоги.

Гольдштейн: Там вроде в оконных стеклах жилых домов были проплавлены маленькие отверстия…

Кукольников: Да, было такое дело, почему и была создана правительственная программа. Потому что для этого были очень серьезные основания. После этого и был создан проект «Сетка» под эгидой Академии наук и Министерства обороны. Они работали в тандеме, то есть военные поставляли информацию ученым, а те ее обрабатывали. В 1978-м году эта программа точно уже заработала. Я сейчас не очень хорошо помню про Петрозаводский феномен – это был 1977-й или 1978-й год. Это и был спусковой крючок, когда было решено заниматься этим на серьезном научном уровне.

Гольдштейн: Прокомментируйте, пожалуйста, историю с упавшим (или сбитым) большим сигарообразным объектом на Тянь-Шане во время августовского путча (ГКЧП) – это август 1991-го, от падения которого затем был обнаружен след уфологами, а сам объект исчез (предположительно был эвакуирован нашими военными). Туда ездил известный уфолог, который уже умер, напомните, пожалуйста, его фамилию. Потом они еще раз туда ездили, но объекта уже не увидели.

Кукольников: Эмиль Бачурин.

Гольдштейн: Да, совершенно верно, Эмиль Бачурин.

Кукольников: Как раз он открыватель Пермской аномальной зоны. Если вы читали книги Эмиля Бачурина, вообще, 90-е годы – это была особая эпоха. В это время, как я уже говорил, тема НЛО была на пике. Многие уфологи и люди, которые с этим немножко соприкасались, были уверены, что не сегодня-завтра произойдет открытый контакт. В книгах Бачурина есть эта тема. Он пишет, что инопланетяне чуть ли не пешком ходили к нему. Жил он где-то в аномальной зоне. Каким-то образом он постоянно с ними пересекался и сталкивался, то есть фантазии зашкаливали. Николай Субботин был еще юный, когда в последнюю экспедицию они вместе летали. Собственно говоря, интересна была первая экспедиция, состоящая из группы каких-то исследователей из Москвы, но фамилии их не называются. Например, я вчера общался с одним дядей, который знаком с Ажажей, а также в 90-х работал вместе с Кузовкиным в каком-то уфологическом центре. К сожалению, человек не может отличить пролетевшую муху у объектива, то есть он уверен, что это полевая жизнь и т.д. Вера преобладала над здравым смыслом и научным анализом. В то время как раз преобладали такие вещи, и люди в этом были уверены. Я вроде рассказывал – это было в 90-е, если не ошибаюсь – 47-ой километр Ярославского шоссе, туда в любое время ездили люди и наблюдали НЛО. Они считали, что там находится зона пролетов НЛО. То есть приезжай туда в любой день или вечер, и ты увидишь НЛО. Но сейчас мы знаем, скорее всего, они наблюдали вертолеты. Я сейчас не помню точно, но там, по-моему, была активность вертолетов. В любом случае – это были обычные наши земные объекты. Но люди настолько хотели в это верить, если помните, как у Малдера – «Хочу верить» или «Я верю». Это основной девиз того времени: хочу — значит есть! Когда Бачурин вместе с комплексной экспедицией поехали на Тянь-Шань, то они ведь даже не подошли (не приблизились) к объекту. Они утверждали, что испытывали там угнетающее состояние, и было какое-то излучение.

Гольдштейн: Они зарисовали там символы.

Кукольников: Да, нарисовать-то они нарисовали, но почему не сфотографировали?

Гольдштейн: Они же сказали, что отказала вся аппаратура, поэтому ничего не смогли больше зафиксировать.

Кукольников: Я не знаю, но по отношению к этой группе очень много вопросов. Кто там участвовал? То есть мы не можем найти ни одного внятного документа. Например, если взять группу Дятлова, то там вся история была известна – кто поехал, когда поехал. Здесь же непонятно – поехала какая-то группа, то есть какие-то отрывочные сведения. Хотя, я могу заверить, возможно, там что-то упало. Потому что была организована экспедиция вместе с Субботиным. Но эту экспедицию организовали очень поздно, то есть прошло уже несколько лет после того, как объект упал. Они туда поехали – это было в труднодоступных горных местах, поэтому им выделили вертолет. Когда они туда прилетели, им сложно было даже приземлиться. Полетело несколько человек, сколько поместилось в вертолете. Они с высоты сделали съемки и там действительно какая-то борозда…

Гольдштейн: Я читал этот отчет.

Кукольников: Эта борозда тянется на 200 метров, по-моему, даже есть видео. Можно предположить, что там упал какой-то объект. Но Субботин не говорит, что это упал летающий корабль пришельцев, он очень аккуратно к этому отнесся. Возможно, это рухнул фрагмент космической техники. Поскольку это дело военных, то они подобрали и увезли его. Хотя Николай Субботин и считает себя учеником и другом Бачурина, но он не говорит, что это упал именно корабль пришельцев.

Гольдштейн: Ясно.

Кукольников: Поэтому я тоже осторожно отношусь к этой информации. Я не готов что-то утверждать, поскольку у меня нет таких данных.

Гольдштейн: Хорошо, спасибо. Прокомментируйте, пожалуйста, последнюю информацию от Пентагона, связанную с записями на видео воздушных объектов американскими военными самолетами, включая переговоры экипажей и т.д. Могут ли это быть скоростные дроны? Однако официально они говорят, что это неизвестные воздушные явления. Съемки выложены в сети и есть в общем доступе. New York Post, New York Times все это уже опубликовали у себя. Ваше мнение?

Кукольников: Кстати, в этом году ко мне уже обращались из RTVI-New York – это русское отделение в  Нью-Йорке.

Гольдштейн: Да, я знаю.

Кукольников: Я уже не первый раз им давал интервью. Они попросили прокомментировать именно эту съемку. У меня нет пока однозначного и убедительного ответа. То, что это подлинная съемка – да, вероятно. Там был такой объект, который летит над морем, потом даже ныряет в воду, а затем выныривает. Мы немножко разбирали эти видео. Если, например, взять именно данное видео, то это может быть обычный альбатрос. Он развивает скорость 147 км в час. Естественно при таком качестве видео он мог нырнуть за рыбешкой, схватить ее и снова вылететь. То есть контуров объекта совершенно не видно.

Гольдштейн: Но почему они говорят, что это неизвестные воздушные объекты? Пентагон же разбирается – альбатрос это или нет?

Кукольников: Да, разбираются. Они признали их подлинными. Но, они же не сказали, что это корабли пришельцев.

Гольдштейн: Нет, они сказали, что это неизвестное воздушное явление, я читал об этом.

Кукольников: Да, неизвестное. Я и говорю, что они все это преподносят очень аккуратно. У них терминология более грамотная и взвешенная, то есть они не утверждают, что это корабли пришельцев.

Гольдштейн: Ну, естественно.

Кукольников: Они про это говорят очень аккуратно. Да, они признали, что это видео подлинное, и есть описание пилотами этих объектов.

Гольдштейн: Я все видел, внимательно смотрел и слушал, там есть и аудио переговоров экипажа.

Кукольников: Действительно, со слов пилотов они напоминают какие-то неизвестные объекты, можно предположить – технического характера. Они же, как обычно, и русских туда приплели. Говорят, что, возможно, это какие-то неизвестные разработки и т.д. Здесь трудно сказать, но в итоге всей этой истории программа была закрыта. 

Гольдштейн: Какая программа?

Кукольников: Эта программа называлась «Продвинутая программа по изучению аэрокосмических угроз (AATIP)». Американская программа.

Гольдштейн: Ну, закрыли – да. Мы же не знаем, может одно закрыли, а другое открыли.

Кукольников: Возглавлял эту программу Луис Элизондо. Я сейчас точно не помню, но на эту программу они потратили, по-моему, 20 миллионов долларов. Эту программу они вели несколько лет и лоббировал ее какой-то конгрессмен. Когда деньги закончились, то этот конгрессмен чуть ли не на свои деньги вел эту программу последние 5 лет. Луису Элизондо было обидно, что эту программу в итоге закрыли. Именно по этой причине, он слил в сеть эти видеоролики. Возможно, у него есть еще какие-то материалы. Это он сделал вброс этих видео в сеть, опубликовал их. Первый раз я видел эти записи в 2017-м году, то есть это было уже давно.  

Гольдштейн: Я могу найти, но, по-моему, там есть более свежие записи.

Кукольников: Нет, я не об этом говорю. Просто эти первые записи еще тогда появились в сети. Меня пригласили на телеканал «Дождь», и как раз попросили прокомментировать – это было еще в то время. Но тема эта как-то ушла, а сейчас опять вдруг появилась и чуть ли не оригиналы нашлись. Сейчас можно все это найти в сети, то есть их выложили и провели анализ. Действительно, съемка очень интересная. Если не ошибаюсь, то буквально неделю назад пришла новая информация о том, что Пентагон возобновил в Америке эту программу. То есть возобновили официальную программу по изучению НЛО. Я не знаю, как она сейчас будет называться, но смысл тот же. Там поняли, что они поторопились. Элизондо все-таки не зря сделал этот информационный вброс и опубликовал ролики. В итоге наверху кто-то понял, что это НЛО надо изучать – это важно. И на это были выделены деньги. На прошлой неделе меня тоже просили это прокомментировать. А что тут комментировать? Молодцы! Действительно, они опять начали этим заниматься на хорошем техническом уровне. 

Гольдштейн: Я нашел сейчас это видео. По сути, я здесь вижу черный дискообразный объект с настройками вверху и внизу – в прицеле установки наведения самолета.

Кукольников: В Штатах есть очень хорошие специалисты, там есть разборы этих роликов. Люди пытались, чуть ли не к картам их привязывать и т.д. Потому что самолеты взлетали, не помню название авианосца, но было известно, где он примерно находился, в каком районе. И какие виражи они там закладывали, аэродинамику всю эту вычерчивали. По-моему, в сети есть разбор этих роликов. На английском вам будет даже проще найти их – почитать, посмотреть. Конечно, там есть интересные вещи. У военных самолетов есть своя специфика, то есть эта камера тоже движется и отслеживает их и т.д. Наверняка, там есть какие-то технические подробности, которые нам неизвестны. Но, видимо, люди их знают, и поэтому делали анализ с точки зрения уже определенных технических знаний.

Гольдштейн: Их удалось идентифицировать, ваше общее мнение?

Кукольников: Мое мнение, что это действительно могут быть НЛО. Те самые НЛО, которые мы все ищем и пытаемся снять. Они же сняты в инфракрасном излучении. На самом деле, мы не знаем, как выглядели объекты. Потому что инфракрасная камера не дает такой четкости, поэтому трудно судить, как на самом деле выглядел объект. Вообще, само по себе, что их сняли – это уже удивительно. Потому что есть очень много технических сложностей.

Гольдштейн: Возможно, я технически не совсем понимаю. А как их сняли в инфракрасном излучении? Там же было большое расстояние. Как инфракрасное излучение добило на такое расстояние? 

Кукольников: Дело в том, что эти военные камеры снимают только в инфракрасном излучении. Они так устроены и настроены, что постоянно снимают в инфракрасном диапазоне. Потому что любой тепловой след в небе, например, от самолета – визуально не увидишь, а инфракрасная камера его очень хорошо читает. Поэтому настройки военных камер снимают в ИК диапазоне. Собственно говоря, как и у нас снимают камеры наружного наблюдения охранных объектов. Ночью любой охраняемый объект снимается строго в инфракрасном диапазоне – это обычная практика.

Гольдштейн: Хорошо, понятно. Этот вопрос мы завершили, спасибо. Следующий вопрос: имеются ли в вашем распоряжении артефакты, связанные с контактами? По поводу ручки, которую держал Кирхитон с планеты Дараал и листика, где сделана надпись его рукой во время визита Ирины Подзоровой к нему на корабль, мы знаем, а еще какие-то?

Кукольников: Лично у меня нет больше никаких артефактов. Я знаю, что есть у Николая Субботина. Вы слышали эту историю, как мне кажется, она еще более интересная, чем про НЛО над  Тянь-Шанем. Над Костомукшей (Кольский полуостров) летел один НЛО, по-моему, со стороны Финляндии. Я сейчас точно не помню – это было где-то в 70-х годах. Сверху появился еще один НЛО, и у них произошла какая-то короткая схватка. Все это видели пилоты наших истребителей (дежурные), их всегда поднимают в воздух. Летчики все это как-то зафиксировали. Над Костомукшей произошла катастрофа, и Эмиль Бачурин нашел там фрагмент металла – эта штука просто торчала из грунта. Тундра там или нет, я точно не знаю, но поверхность ровная и заросшая травкой. Этот фрагмент, видимо, как упал, так и торчал перпендикулярно, он был не очень большой. Его нашел Бачурин. Весил он три килограмма, то есть довольна такая приличная плита. С одной стороны она, вообще, идеально ровная была, а с другой как будто покрыта пузырьками, как волдырями. Это видео есть в сети. У Николая Субботина хранится фрагмент этого металла, там чистый вольфрам – 99,9%. Бачурин привез его в Москву. Они распилили его на три куска, один кусок отдали в какой-то институт, потом еще куда-то. Короче, распилили его на несколько кусочков и роздали. Один из кусочков до сих пор хранится у Николая Субботина. Какие он только способы не применял для изучения, отпиливали от него и т.д. Технология изготовления этой пластины очень интересная. Она не отлитая, а как порошковая, возможно – это такой способ напыления. У нас нет таких технологий отливки вольфрама, которые использованы при изготовлении этой пластины. У вольфрама очень высокая электропроводимость. В нашей технике это тоже используется, только там очень низкое качество чистоты вольфрама. Процентов 60-70 уже вполне достаточно для высокой электропроводимости, а здесь 99,9%! То есть у нас такой вольфрам изготовить невозможно и, тем более, при помощи такой необычной технологии.

Гольдштейн: То есть гипотеза, рабочая версия, такова, что это не земная технология, на Земле такое изготовить нельзя?

Кукольников: При крушении НЛО один объект атаковал другой, и один из них взорвался – вот как раз в этом районе Бачурин и нашел этот фрагмент металла.

Гольдштейн: Владимир, а скажите, вот вы сейчас все это описали (фрагмент металла и т.д.), а лично для вас эта ситуация является неопровержимым доказательством того, что, действительно, этот контакт есть, он происходит, это инопланетный объект и т.д.? Или все-таки есть какие-то другие еще версии?

Кукольников: Ну, конечно. Я сейчас постараюсь объяснить. Дело в том, что в прошлый раз я уже говорил об этом. Почему я думаю, что в ангарах никаких летающих тарелок у американцев и наших нет? Потому что железяки – это немного примитивный уровень технологий, который чуть повыше нашего уровня. Это должна быть не техника, а именно технологии. Это должны быть совершенно другие корабли, принцип которых основан на силовых полях, что могут задавать абсолютно любую форму. Есть очень много описаний НЛО, так называемых «полиморфных». Предположим, висят несколько шаров, и один большой шар делится на несколько, даже у Ажажи описываются такие явления,  наблюдения. Эти шары разделяются, потом летают вокруг по каким-то траекториям. Затем они прилетают и снова сливаются в один объект. Потом этот объект может стать тарелкой или треугольником, то есть принимает абсолютно любую форму. Действительно, эти технологии могут быть инопланетными, а железяки типа вольфрама – это уровень технологий, который у нас может быть через 100 лет. Вряд ли мы будем оперировать такими силовыми полями. А вот такая техника, скорее всего, будет продвинутая. Действительно, будут какие-то сверхпроводники, возможно, еще что-то. Я думаю, что мы еще около пяти – шести столетий, а то может и больше, будем летать на таких вот техноподобных объектах.

Гольдштейн: Тогда что это такое? Кто же это принес на Землю?

Кукольников: У меня пока нет никакого объяснения. Мы говорили про объекты из параллельных миров, может быть, это они. Но я пока не готов это комментировать, потому что у меня нет данных. Действительно, найден уникальный артефакт, но мы не может точно сказать, что это фрагмент инопланетного корабля. У нас очень мало данных.

Гольдштейн:  Хорошо, давайте теперь поговорим о вашем отношении к контакту Ирины Подзоровой. Просто выскажите по всему этому ваше комплексное видение.

Кукольников: Давайте я начну все-таки с того, почему вообще этим заинтересовался. Дело в том, что я несколько лет был администратором форума Космопоиска. Приходило очень много людей, которые говорили, что они контактеры и т.д. То есть в свое время я очень глубоко вошел в эту тему, и общение с этими людьми, скажем так, не доставляло большого удовольствия… Почему? Во-первых, их заносчивость. Эти люди себя считают одними из немногих. Их слова такие: «Они мне говорят, а ты сейчас дурацкие вопросы задаешь. Мне это не надо, и им это не надо и т.д.»

Гольдштейн: Гордыня…

Кукольников: К тебе у них отношение, как к человеку второго сорта. Говорили, примерно, так: «Я знаю то, чего ты не знаешь, и я тебе никогда не скажу». А когда я натолкнулся на форуме Уфокома на сообщение Ирины, то меня немножко удивило совершенно другое отношение. Когда она пришла на наш форум (я ее пригласил), то создала тему и назвала ее «Помогите разобраться с контактами». То есть человек не строил из себя всезнайку и т.д. Более того, она не знала, что с ней происходит, и пыталась разобраться, причем, писала свою фамилию прилюдно и не стесняясь. На форумах люди обычно шифруются, как за семью печатями, даже непонятно с кем ты разговариваешь с мужчиной или женщиной. Она же очень просто писала о себе и своих контактах. Но на тот момент у нее не было контактов, если не ошибаюсь, 7 лет. То есть она не контактировала 7 лет. Почему я пригласил ее на наш форум? Потому что я вообще собирался туда ехать. Я попросил ее  инициировать эти контакты. Она говорит: «Я чувствую, что у меня есть какая-то ниточка с этими существами. Я могу эту ниточку попробовать подергать, и контакты возобновятся». То, что с ней сейчас происходит – это не в малой степени те процессы, которые были инициированы именно мной. Я попросил ее попробовать подергать за эти ниточки. И может ей снова удастся наладить связь с этими существами, поскольку она много лет ходила с ними на контакт. Жила она тогда, сейчас вспомню…

Гольдштейн: Она жила в селе под Воронежем, Поворинский район.

Кукольников: Да, но она, кажется, потом переехала, а до этого жила в какой-то деревне.

Гольдштейн: Поселок Пески.

Кукольников: Да, она жила в Песках. Конечно, для меня это все звучит немножко странно, но тут постоянно имеешь дело со странными людьми, поэтому уже привыкаешь и реагируешь не так бурно. Я не совсем понимаю, как ее мать могла отпускать ее одну в лес, якобы на встречи с инопланетянами. Я бы, например, свою дочь не пустил.

Гольдштейн: Мы с ней беседовали. Я брал у нее интервью для книги, которую сейчас пишу по ее воспоминаниям. Так вот, там в одном из случаев мать за ней пошла, следить, она это рассказала. И мать стала потом подозрительно относится ко всему этому, уже и соседям рассказала, и пошла следить за ней. Я никак не комментирую, просто рассказываю слова Ирины. В тот раз, когда это было, Кирхитон не прилетел. Она пришла домой, и мать спрашивает: «Ну, что, он был сегодня»? Ирина: «Нет, он сказал, что контакт сегодня отменяется». Потом Кирхитон ей сказал, что видел через чип, как мать за ней следит, поэтому не прилетел. То есть она следила, там было и такое.

Кукольников: Я все понимаю, но согласитесь, что это как-то немного диковато, если ваша дочь, например, будет ходить по ночам в лес. Вы же как-то, наверное, будете этому препятствовать – это мягко говоря. Но она сказала, что у нее мама толерантный человек, типа, ходишь ты в лес, ну и ходи. Ладно, не в этом дело. Главное то, что она потом перестала ходить, а я ее попросил возобновить эту связь. То есть возобновить именно физические контакты. И у нее получилось. К ней опять прилетел Кирхитон, и она с ним увиделась. Тут у нас возникла идея. В прошлый раз я рассказывал, что у нас есть умелец из Обнинска. Он сделал спаренную камеру, которая снимает в ИК диапазоне. Мы хотели туда поехать с этой видео-установкой, и нам даже не обязательно было близко там находиться. Было бы уже достаточно того, что мы могли выбрать для съемки какую-то крышу в километре или двух. Потому что если какой-то объект где-то приземляется, то все равно его можно было бы снять.

Гольдштейн: Но вы же понимаете, и сами только что правильно об этом сказали – у них там супер-технологии. Если они не захотят, чтобы вы получили эти физические доказательства, то вы их никогда не получите – это же очевидно.

Кукольников: Я же не говорил Кирхитону об этом. Но Ирина потом сказала, что он все узнает через этот биочип. Мы уже были готовы к ней поехать и попробовать все это поснимать, но я понял, что это патовая ситуация. Здесь мы не можем ничего сделать, поскольку, действительно, через этот биочип за ней идет слежка. У меня была идея какая? Я ей говорю: «Ты продолжай тогда ходить в этот лес. Мы тебе ничего не скажем, когда туда приедем, как говорится – просто «накроем». Но в итоге у нас все равно что-то не сложилось. У нее уже были конфликты в семье, потому что на тот момент, когда мы с ней туда собирались, она уже жила не в Песках. Она вышла замуж и жила в Поворино. Естественно, свекровь была против ночных походов. Одно дело – мама, а другое – свекровь. Что это такое – сноха по ночам ходит куда-то в лес и непонятно к кому! То есть ситуация была еще сложнее. У Ирины отнимали телефон. Она перестала выходить на форум, потому что у нее были всяческие препятствия. Все это она подробно описывала и совершенно ничего не скрывала. В итоге мы туда так и не попали. Но все-таки я тоже читал все эти материалы. В юности я очень серьезно читал фантастику. Многие эти эпизоды, которые она описывает, чуть ли не под копирку взяты оттуда. Все это началось с Ефремова (великое братство большого межзвездного кольца) – это как бы лежит на поверхности. Действительно, если в космосе есть цивилизации, значит, они могут между собой как-то контактировать, вступать в какие-то отношения. Это трилогия Снегова «Люди как Боги», когда там что-то подобное уже земляне создали в космосе. То есть они создали сети этих миров, помогали менее развитым, и во главе Земли тоже был Межзвездный Союз. Все, что она описывает, очень похоже.

Гольдштейн: Да, но они же давали объяснение. Они говорят, что эти писатели тоже были нашими контактерами неосознанными или осознанными, поэтому и писали в такой форме. Короче, ничего не докажешь.

Кукольников: Ладно, все это может быть, но я сейчас не об этом веду речь. Пусть оно так и будет, на самом деле.

Гольдштейн: Так все же – ваше мнение в целом?

Кукольников: Я сейчас подойду к этому вопросу через некоторые события, которые имели место быть. Дело в том, что она утверждала, якобы она не одна такая. Есть еще такие люди и даже здесь у нас – в России. Есть представители Дараала. Я сейчас точно не помню подробностей, кажется, Кирхитон ей говорил о том, что есть еще такие люди.

Гольдштейн: Скажу вам по секрету, я даже знаю этих людей. Возможно, они даже согласятся с вами пообщаться…

Кукольников: Дело не в этом. Я ей предложил: «Раз существуют люди, которые тоже контактируют с представителями планеты Дараал, то мы можем доказать существование этих контактов, на счет «раз». То есть, ты говоришь, что человек живет там-то, называешь фамилию, имя и мы находим его. Если он рассказывает то же самое, что и ты, то, собственно, это и будет доказательством». Она мне дала одну фамилию и имя, причем, по иронии судьбы сказала, что эта женщина или девушка, сейчас я уже не помню подробностей, живет в Проказне. А в Проказне у нас примерно в то же время был проект, там проживает один человек. Я же рассказывал, что сам из Пензы, а Проказна – это Пензенская область, 50 км от Пензы. Так вот, там человек оставил сообщение у нас в сетях о том, что на протяжении 10-ти дней наблюдал пролетающие объекты. Они очень интересно себя вели, например, при ускорении становились более тусклые, а когда затормаживали, то сияли более ярко. Этим случаем у нас заинтересовался наш уфолог Саша Петухов. Это был 2017-й и 2018-й год. Они летали там 2 года подряд и именно в определенное время, то есть с конца июля до первых чисел августа. На 2019-й год я наметил провести эксперименты. И шутя, подумал: «Если они над нами проводят эксперименты, то мы тоже над ними поэкспериментируем». При помощи гелиевых шаров я хотел запускать большой полотняный экран, который пропитан светящейся краской. Мы могли бы попробовать все это снимать при помощи квадрокоптеров и прочее. То есть выставлять этот экран на пути движения этих объектов, поскольку они не высоко летали, и смотреть их реакцию. Вот такие интересные были проекты. Кстати, у меня есть статья, я могу скинуть, где все эти разработки. К сожалению, они не появились в 2019 году, но тем не менее связь с Проказной осталась. И когда Ирина сообщила фамилию и имя этой женщины из Проказны, которая якобы является представителем Дараала, то этот человек начал ее искать. Владимир, знаете вы или нет, но моя жена тоже из деревни, и я знаю всю эту кухню. Те, кто там живут, они все друг друга знают. Проказна – это вымирающая деревня, как и многие наши селения. Там живут буквально несколько семей. Они знают всех родственников, кто к кому приезжает в гости, из какой деревни или города. То есть все очень хорошо друг друга знают. И плюс ко всему, они знают все семьи, которые живут в окрестных деревнях, потому что многие имеют родственные связи. Этот человек пытался узнать про эту женщину. Короче, такой женщины там нет. Я потом пытался спрашивать у Ирины, но она говорит: «Я не знаю, возможно, эта женщина живет в какой-то другой местности Проказны». Вот такая история. Потом я оповестил Ирину, что действительно мы не можем ее найти. Но она написала какие-то свои объяснения, и все.

Гольдштейн: Итак – ваше общее мнение на эту тему?

Кукольников: Я допускаю, что она может контактировать с какими-то внешними, мы их называем «внешние информационные источники», но являются ли они теми за кого себя выдают – это под очень большим вопросом. Я скажу для информации, что Вадим Чернобров и Саша Петухов проводили исследования по контактерам. Петухов Саша и Архангельская Ольга написали совместный доклад. К сожалению, он до сих пор закрыт. Так как контактеров пруд пруди, особенно их много было в 90-х, то они взяли 100 контактеров и задавали им определенный пакет вопросов. В итоге выяснилось, во-первых, что эти внешние источники (многие), почему-то плохо знают астрономию и элементарные какие-то научные сведения, то есть они плавают в самых простых вопросах. И когда все-таки выдавали такую информацию, типа, как Ирина – строение звездолетов или что-то еще – то общий уровень их технической подготовки не превышал земной. То есть все, что они говорили – это уже известно. Не было ничего такого, что не известно нашей земной науке, если не говорить какими-то общими фразами (что-то такое замудреное), смысл которого не знает контактер, он же ведь только передает. Но если он начинает описывать какие-то технические подробности этого устройства или дает какие-то вещи, то выясняется, что это и так всем известно. То есть в пределах нашей современной науки это давно известно. Поэтому появилось такое ощущение, что эти внешние источники находятся здесь на Земле. Мы не знаем, кто им дает эту информацию. Но они ее дают строго в тех рамках научной парадигмы, которая существует на сегодняшний день. Это установлено Космопоиском, а не какими-то там непонятными людьми.

Гольдштейн: Хорошо, понятно. А есть какие-то гипотезы, чтобы понять, кто это на Земле – спецслужбы или кто? Какова ваша версия?

Кукольников: Опять-таки – это уже будут разговоры на том уровне, как я лично считаю.

Гольдштейн: Да, ваше личное мнение.

Кукольников:  Я же могу и ошибаться, вот в чем дело.

Гольдштейн: Мы же говорим – это ваше личное мнение.

Кукольников: К сожалению, у меня нет ответов на эти вопросы, потому что я сам лично не пытался все-таки найти источники информации. Я рассказывал вам историю про летчика с имплантатом?

Гольдштейн: Нет.

Кукольников: Я же сейчас занимаюсь темой имплантатов. С точки зрения того, что эти имплантаты могут являться доказательной частью. То есть доказательствами того, что с людьми что-то происходит.

Гольдштейн: Это, если их физически можно определить, а не так, как говорит Ирина – у нее же нельзя их увидеть.

Кукольников: В интернете очень много съемок. Некий американский хирург доктор Роджер Лейр проводит операции – извлекает импланты и показывает их. В сети есть очень много роликов, не смотрели?

Гольдштейн: Нет, не смотрел, впервые слышу.

Кукольников: Это американский хирург, который извлекает имплантаты, у него их очень много.  Единственная непонятная фишка в том, что он показал извлеченный имплантат, и все. Почему нет анализов самого артефакта – из чего он сделан, из каких материалов? Нет рентгеновских снимков и, вообще, нет никаких снимков, и никакой конкретики. То есть он достал, показал, и все.

Гольдштейн: Да, странно, куда это все девается? Еще и в открытый доступ выложено…

Кукольников: Весной я столкнулся с такой историей. Один человек разместил в сети фотографии и написал, что это из его головы (за ухом) было извлечено. На этого человека я вышел случайно. Знакомый хирург сделал ему местную заморозку, и из головы извлек артефакт. Когда я с ним разговаривал, он сказал: «Такое ощущение, что он разрезал и что-то вытаскивал у меня из черепа». Он мне обещал дать его на исследование, но пока не дал.  Я к нему так еще и не попал из-за этой пандемии. Но, по крайней мере, я надеюсь к нему попасть и получить этот имплант. Первым делом, что я сделаю с ним – это попробую его исследовать на химический состав и прочее. Но как он попал к нему в череп? Это большой вопрос.

Гольдштейн: Почему его извлекли? Как проявлял себя этот имплант? Почему, вообще, он этим озаботился?

Кукольников: Он стал что-то слышать. У него в голове пошли какие-то голоса и прочее. Сейчас я могу что-то путать, но дело в том, что он бывший военный летчик. И у него был такой эпизод, он описывал, что во время полета у него пропало полчаса. Я с ним еще не работал, то есть мы только по телефону общались. Я точно не помню, то ли он видел какой-то объект, то ли нет. В этом полете у него пропало полчаса. Когда он очнулся, то услышал, что ему в эфире кричат: «Ты куда пропал»? То есть он пропал даже с радаров на эти полчаса.

Гольдштейн: Стандартная картина, ему заблокировали память.

Кукольников: Да, стандартная картина, но дело в том, что он нашел у себя за ухом шишку через много лет спустя. Если удастся все это получить и изучить, тогда можно о чем-то говорить. Но как можно незаметно для человека поставить такую ерунду? Причем, он говорит: «У меня возникло такое ощущение, что от этого импланта тянется как бы леска. И вот этот хирург, по-моему, мне ее оборвал, когда вытягивал. То есть в голове что-то еще осталось». Поэтому  у меня нет ответа. На Земле, по-моему, еще нет таких технологий, чтобы человеку можно было незаметно что-то вставить. 

Гольдштейн: Да, это они. Это их технологии.

Кукольников: Поэтому я не готов сейчас говорить, я не знаю – это инопланетяне или нет, спецслужбы или не спецслужбы. У меня нет ответов.

Гольдштейн: У нас остался последний вопрос. Если у вас есть желание, дайте конкретные рекомендации человеку, который вблизи наблюдает НЛО либо оказывается в ситуации, так называемого «контакта третьего рода». То есть это когда уже контакт прямой, инопланетяне или биороботы. Или видит объект, по которому (условно) уже можно «постучать» пальцами. Ваши рекомендации?

Кукольников: Собственно говоря, я совсем недавно нашел случай. У нас в группе уфологии писал человек. Он оказался где-то в тундре, при морозе минус 40-50 градусов, по-моему, это было в Якутии. Несколько человек в небе наблюдали, что горит, типа, «люстра». Объект очень красивый, глаз не оторвать. Но в итоге человек получил ожог роговицы глаза. Он говорит: «Хочется смотреть, но нельзя». Если видишь такой яркий объект, то отворачивайся, уходи. То есть смотреть на него нельзя, так как можешь потерять здоровье. Вот такие рекомендации. Про других существ я вообще ничего не могу сказать, потому что, на самом деле, это еще пока очень труднообъяснимые вещи, то есть непонятно, кого они там видят. Достоверных сведений все-таки пока нет, поэтому я не готов дать ответ. Каждый случай надо расследовать отдельно.

Гольдштейн: Ну а что вы думаете про историю с Кирсаном Илюмжиновым? Вроде, он серьезный человек, и все это подробно описывал.

Кукольников: Я все понимаю и Илюмжинову верю, только не знаю, как это комментировать.

В принципе, кому интересно пусть занимается этой темой. Но если вы встречаете такого рода объекты, то лучше от них уходить, потому что можно действительно потерять здоровье. И таких случаев очень много, то есть не идти на контакт.

Гольдштейн: Благодарю вас за важные ответы и интересную информацию!

Поделитесь этой статьей

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в pinterest
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в skype

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

0 0 голоса
Рейтинг статьи
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лариса
Лариса
10 месяцев назад

Мои соболезнования по случаю смерти.

Елена
Елена
10 месяцев назад

Печально…светлая память…Кукольников, Чернобров, Гречко, Попович…очень жаль что такие люди уходят…